Любовь и деньги: Тейлор Свифт богатеет на душевных драмах, а Шерил Кроу прощается с нами

Последний месяц лета не баловал погодой, зато по части новой музыки был куда как щедр. Феноменальных дебютов в августе не появилось, но испытанные бойцы эстрадного фронта порадовали на удивление крепкими — и даже выдающимися иногда — релизами. «Известия» напоминают о самых заметных альбомах августа — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

Taylor Swift

Lover

Бодался теленок с дабом: последний релиз The Cranberries и крайний — Норы Джонс

На какие музыкальные альбомы апреля стоит обратить внимание

Эта уроженка Пенсильвании с волевым подбородком и капризными губками бантиком — без сомнения, главная американская звезда 2010-х. И дело не только в том, что Тейлор Свифт оказалась самой высокооплачиваемой певицей планеты с состоянием, оцениваемым в $390 млн — это, разумеется, последствие популярности певицы в первую очередь у американской аудитории. Просто Свифт, начинавшая в 14-летнем возрасте как кантри-исполнительница, оказалась, в отличие от многих конкуренток, не просто продюсерской игрушкой, умело использующей образ «соседской девчонки», но и на редкость талантливой сочинительницей (недаром авторитетный журнал Rolling Stone еще в 2015-м включил ее в свой список «100 величайших авторов песен всех времен»).

К своим 29 Свифт — обладательница десятка «Грэмми» (больше, чем у Мадонны, у которой, кстати, в возрасте Тейлор не было ни одного «граммофончика»), девяти наград «Академии музыки кантри», шести записей в Книге рекордов Гиннесса и еще нескольких десятков призов и премий «по мелочи», включая недавнюю за лучший видеоклип от MTV.

Этот альбом, седьмой в дискографии певицы, посвящен, по ее собственным словам, «любви во всей ее сводящей с ума, страстной, восхитительной, завораживающей, ужасающей, трагической, удивительной славе». Звучит несколько напыщенно, но, строго говоря, примерно об этом писали и все поэты земли, начиная примерно с Сафо — сравнивать тексты Свифт с классиками будет, конечно, несколько чересчур, но с лучшими мастерами поп-музыки ХХ столетия она точно стоит вровень. 18 песен, в меру модных, в меру взрослых, непривычно для 2019 года мелодичных и человечных — рассчитанных на слушателя, в большей степени озабоченного собственными душевными драмами, нежели глобальным потеплением или успехом в соцсетях. Судя по триумфальным продажам, таких еще в достатке — что дает всем нам известную веру в будущность человечества.

Snoh Aalegra

— Ugh, those feels again

Сантехники и боги: песни британских пролетариев и швейцарских радикалов

На какие музыкальные альбомы февраля стоит обратить внимание

Шведская певица с романтически-экзотической внешностью (она дочь иммигрантов из Ирана) и заковыристым псевдонимом (настоящее имя — Шери Новрузи) называет своими учителями и вдохновителями великих американцев Джеймса Брауна, Майкла Джексона и Принса — последний даже успел в буквальном смысле «в гроб сходя, благословить» молодую европейскую исполнительницу.

Впрочем, всё на ее втором (или третьем, если считать выпущенный в 2009 году дебютный диск под именем Шери), указывает на духовное и музыкальное родство с другой обладательницей экзотической внешности и труднозапоминаемого паспортного имени — британской звездой 1980-х Хелен Фолашаде Аду, лидером и бессменной вокалисткой группы Sade. Даже обложка ненавязчиво отсылает к оформлению ставшей практически классикой современного соул-попа работы Sade 1992 года Love Deluxe, а сами песни столь же исполнены «страсти нежной», как и у красавицы-британки (отметившей, кстати, в этом году 60-летие).

Собственно, еще на заре карьеры Алегра отметилась кавер-версией хита Шаде Smooth Operator — на новой записи, пожалуй, поменьше джазового влияния, зато и хип-хоп, который шведка не очень убедительно пыталась освоить на предыдущем альбоме, практически исчез, оставив на память разве что лениво-танцевальный бит.

Sheryl Crow

Threads

Господа радикалы: 10 лучших альбомов 2018 года, которые от вас скрывали

В мире звучали не только Киркоров и Монеточка

Шерил Кроу, кажется, в представлении давно не нуждается — вот уже четверть века, начиная с феноменального дебюта Tuesday Night Music Club, выпущенного бывшей официанткой и бэк-вокалисткой Майкла Джексона в почтенном для поп-музыки возрасте за 30, она остается одной из главных представительниц мировой эстрадной элиты.

Песни Кроу, удачно сочетающие весь арсенал американской популярной музыки ХХ столетия — от блюза и кантри до соула и рок-н-ролла, — не исчезают из радиоэфира и личных плей-листов поклонников хорошей «взрослой» музыки. Но, увы, этот лонгплей, одиннадцатый в дискографии певицы, судя по всему, станет последним — Кроу честно (хотя и не без известного кокетства) заявила, что после такой работы ей вряд ли удастся создать аналогичное по масштабу и весу художественное высказывание.

С признанием певицы, впрочем, трудно поспорить: 17 дуэтов с такими звездами, как Стиви Никс, Бонни Рейтт, Кит Ричардс, Эммилу Харрис, Эрик Клэптон, и несколько неожиданным в контексте творчества Кроу Чаком Ди из легендарной рэп-группы Public Enemy (впрочем, Шерил никогда не была чужда экспериментов) — это действительно звуковой монумент, превзойти который будет трудновато.

Одна из лучших песен в альбоме, Redemption Day, исполнена дуэтом с давно покойным Джонни Кэшем — современные технологии и не на такое способны. Будем надеяться, что и сама Шерил изыщет внутренние ресурсы для движения дальше — впрочем, отдельные песни она обещает выпускать и впредь, да и от концертов отказываться не намерена.

Ride

This Is Not a Safe Place

Остались одни упыри: эклектика Vampire Weekend, молчание Depeche Mode и грохот Rammstein

На какие музыкальные альбомы мая стоит обратить внимание

В конце 1980-х этот квартет из Оксфорда считался одной из главных надежд альтернативной британской сцены — вместе с Blur, The Charlatans и The Stone Roses. Этим последним, однако, удалось пережить и славу, и успех и почить на лаврах в легендарном статусе; Ride же тихо распались в 1996-м, а бессменный лидер коллектива Энди Белл отправился играть на басу к стадионным суперзвездам Oasis.

В XXI столетии на волне возвращения интереса к «шугейз»-психоделии (пионерами которой были в свое время Белл сотоварищи), Ride столь же тихо воссоединились в оригинальном составе — и выпустили уже второй альбом. Надо сказать, что стены гитарного шума, как на принесших группе славу дебютных записях, здесь нет и в помине — в открывающей альбом композиции R.I.D.E. вообще преобладает электроника, а следующая за ней Future Love, одна из лучших песен альбома, своим настроем больше напоминает дрим-поп в духе House Of Love или даже Cocteau Twins.

Впрочем, местами Белл всё же включает свою гитару «на 11» и добавляет тревоги в мирную меланхолию — слушатели, судя по занятому диском в национальном хит-параде Британии седьмому месту, по достоинству оценили достигнутый в результате баланс лирики и рок-н-ролльной удали.

Blanck Mass

Animated Violence Mild

Темное время уток: Kaiser Chiefs веселятся, Игги Азалиа оправдывается, а Эд Ширан поет с Эминемом

На какие музыкальные альбомы июля стоит обратить внимание

Напоследок, как обычно, что-то совсем другое. Уже один из первых треков этого загадочного проекта прогремел в буквальном смысле на весь мир — Sundowner использовался в звуковом оформлении церемонии открытия лондонской Олимпиады 2012 года — однако большинство зрителей шоу так и не узнали имени автора напряженной, почти угрожающей и совершенно классической по композиции музыки.

Под псевдонимом Blanck Mass скрывается британец Бенджамин Джон Пауэр, в конце нулевых игравший в составе эзотерического дуэта с не вполне приличным названием Fuck Buttons (каковое, впрочем, не мешало им собирать восторги критиков).

Четвертый по счету лонгплей Blanck Mass еще более трагичен, агрессивен и безнадежен по звучанию — основной темой для Пауэра стали его размышления о том, как общество потребления губит планету; случившаяся во время работы над альбомом смерть отца музыканта оптимизма, понятно, тоже не добавила. Эта ритмичная, трансцендентная какофония, в которой в равных долях слышны и «низкое» техно, и «высокий» авангард, исключительно точно была охарактеризована критиком британской The Guardian Эми Клифф (цитировать чужие рецензии, конечно, моветон, но придется), как «экзистенциальный ужас и абсолютная красота».

Источник: iz.ru