«Зимой люди запасаются надолго»: главным источником снабжения в опустевших деревнях остаются автолавки

В начале июля жители карельской деревни Большие Горы пожаловались на то, что им негде купить продукты: магазин в деревне закрылся несколько лет назад, в последние годы приезжала автолавка, но затем перестала ездить и она. За покупками им приходилось отправляться в соседний населенный пункт — благо в данном случае он был недалеко — или просить об этом тех, у кого была машина. Спустя несколько недель проблему большегорцев удалось решить, однако вопросы к системе снабжения небольших (таких в России треть от всех сельских населенных пунктов) сел и деревень, особенно труднодоступных, остались.

«Люди голосуют ногами»: что делать с территориями, которые покидают жители

Региональным администрациям предложат рекомендации по управляемому сжатию

Автолавки для их жителей сегодня — едва ли не единственная возможность приобрести продукты. Однако ездить по плохим дорогам в удаленные населенные пункты, где покупателей иногда с трудом набирается с десяток человек, готов не каждый частник, а те, кто все-таки решается, рискуют оказаться на грани разорения. Там, где вопрос поднимается публично, жители жалуются на бездействие администрации, невысокое качество и дороговизну товаров; муниципальные власти объясняют, что по закону никак не могут повлиять на решения предпринимателей. Бизнес и эксперты, в свою очередь, говорят о необходимости субсидий или любой другой поддержки со стороны государства для тех, кто занимается снабжением деревень. Подробнее — в материале «Известий».

Большие Горы

Деревня Большие Горы стоит на юге Республики Карелия, примерно в 16 км от побережья Ладожского озера. В 2013 году там насчитывалось около 50 жителей, сейчас, говорят в администрации Видлицкого сельского поселения, к которому относится деревня, постоянно проживают около 20 человек. Летом, когда приезжают дачники, людей становится больше.

Именно отдыхающие в начале июля рассказали региональным СМИ, что жителям негде купить продукты после того, как в деревню перестала ездить автолавка. В итоге, по их словам, за продуктами людям приходилось ездить в Видлицу — нередко закупаясь для себя и для соседей.

деревня

Фото: ТАСС/Донат Сорокин

«У меня сейчас в гостях шестеро внучат. Всех кормить надо. У нас своя машина, поэтому мы привозим продукты себе, соседям и сестре. Вы знаете, одна пожилая пара решила перебраться в Видлицу на зиму, потому что проблема с продуктами. К нам приезжала автолавка два раза в неделю. Так хорошо было, мы связывались с продавцами, делали заказы», — цитирует издание «Республика» одну из местных жительниц.

Обездровленная деревня: как российские села вынуждены замерзать зимой

Действующие «дровяные» субсидии работают далеко не всегда, и лишенными помощи чаще всего оказываются те, кто в ней особенно нуждается

История привлекла внимание в том числе и федеральных СМИ. Однако в действительности, настаивает в разговоре с «Известиями» Татьяна Степанова, глава Видлицкого сельского поселения, длительных перебоев в снабжении деревни не было.

Большие Горы остались без магазина еще несколько лет назад, когда держать его предпринимателям стало невыгодно из-за небольшого количества покупателей. В этой ситуации, напоминает чиновница, администрация не может повлиять на решения бизнеса.

Автор цитаты

«Никого из частников мы не можем принудить ехать торговать себе в убыток. Если бы сегодня жители Больших Гор покупали продукты, автолавки бы выстраивались в очередь. Но жители там продукты не покупают — большинство за покупками ездят в Видлицу, в сетевые магазины, на долю автолавок приходятся единичные покупки», — рассказывает собеседница «Известий».

Кроме того, в соответствии с федеральным законом «О принципах организации местного самоуправления» администрация отвечает за создание в населенном пункте необходимых для осуществления торговли условий, — например, власти выделяют землю под торговые точки и проводят все необходимые процедуры для официально оформления их работы, — но не за снабжение жителей продуктами. Когда желающие торговать были, всё, что нужно было для обеспечения их работы, в администрации сельского поселения делали, но потом желающих работать в Больших Горах просто не нашлось.

деревня

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

Деревенская мерка: что говорит исследование Росстата о жизни на селе

И можно ли вообще сравнивать ответы городских и сельских жителей

В течение нескольких лет решать проблему удавалось с помощью механизма, который местные власти нашли самостоятельно, изучив опыт соседних регионов: с компанией-торговцем заключался официальный договор, по которому администрация компенсировала транспортные расходы из бюджета сельского поселения. Впервые его заключили в 2017-м. Автолавка проездила в деревню год, но затем владельцы начали нести убытки: договор расторгли, а администрации пришлось искать других желающих. На поиски и заключение нового договора требовалось время, но никогда, настаивает Татьяна Степанова, пауза не затягивалась дольше чем на три недели.

«[Этим летом] возмущались дачники. С самими жителями, которым продукты нужны и летом, и зимой, я всегда договаривалась: говорила, дайте мне время, и я кого-нибудь найду», — говорит она.

«Что привезли, то и берешь»

Даже несмотря на то что люди заполняют Большие Горы только в сезон каникул и отпусков, эта деревня по современным меркам находится далеко не в худшем положении. Тем более что от центра сельского поселения ее отделяет всего 16 км автодороги.

Автор цитаты

Для многих других, намного более удаленных сел автолавки — мобильные торговые точки, которые курсируют между населенными пунктами, предлагая покупателям небольшой ассортимент продуктов (в основном это хлеб, молоко, сладости и бакалея) и хозяйственных товаров, — становятся едва ли не единственным источником снабжения, а иногда и просто связи с внешним миром.

С печалью на селе: как москвичи пытаются оживить заброшенную деревню

Творческий энтузиазм помогает обойтись без воды и электричества

Согласно последней переписи населения, которая проводилась в 2010 году, больше 37 млн из примерно 140 млн человек, составляющих население страны, приходится на сельских жителей. По данным, опубликованным Росстатом, они проживали в 153 тыс. сельских населенных пунктов, население примерно трети — около 55 тыс. населенных пунктов — составляло меньше 25 человек. В 36 тыс. этих населенных пунктов на момент переписи проживали меньше десяти человек. Еще в 19,4 тыс. деревень не проживал никто. Логично, что, когда населенный пункт пустеет, вместе с людьми оттуда уходит и торговля, обращает внимание Наталья Шагайда, директор Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС.

«Конечно, автолавки важны. Посмотрите на данные переписи: 36% сельских населенных пунктов имеют численность жителей до 25 человек. Естественно, магазины оттуда уходят. Им просто невыгодно там работать», — говорит собеседница «Известий».

На небольшое количество покупателей, объясняет Наталья Шагайда, накладывается также то, что большинство из них — сельские пенсионеры с ограниченными доходами. Покупают они немного и в основном простые продукты. При этом пенсии переводятся на карточки, банкоматов в селах нет, а это значит, что торговым точкам нужно устанавливать терминалы — учитывая, что работают с такими деревнями в основном малые предприниматели, нести такие расходы могут далеко не все. Существенную роль играет и труднодоступность многих населенных пунктов.

деревня

Местные жители покупают продукты в автолавке

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

«К тому же в центральной части России во многие села нет дорог с твердым покрытием, туда без крайней нужды не проедешь», — напоминает эксперт.

Депутат сельского поселения Медведево, расположенного в Тверской области, Андрей Калашников в 2000-е сам помогал дяде, который занимался выездной торговлей. По деревням, рассказывает он, «ездили на старенькой «буханке» (УАЗ)».

«Покупателями выступали главным образом пожилые люди, реже люди трудоспособного возраста. Мы ездили три раза в неделю. Ценовая политика была очень мягкой к жителям деревень, потому что мой дядя сам был родом из этих мест, хотелось, наверное, помочь людям», — вспоминает он.

Невыездные: почему сибиряки стараются не отходить далеко от дома

Даже небольшой дождь, заставший врасплох, может отрезать путь в родное село

В некоторых случаях с доставкой продуктов помогают работники социальных служб — воспользоваться этой опцией, говорят в сельской администрации, предлагали и жителям Больших Гор. Но те от социальных работников отказались, попросив вернуть им автолавку или магазин. Иногда роль снабженцев выполняют почтальоны, но в этом случае речь идет об ограниченном ассортименте.

«Сейчас «Почта России» частично выполняет роль выездной торговли. Зачастую почтальоны привозят пенсионерам по заказу продукцию, которая имеется в отделении «Почты», большей частью не скоропортящиеся продукты или консервы», — отмечает муниципальный депутат.

При этом, по его словам, сокращение выездной торговли вряд ли может ведет к дальнейшему вымиранию деревень — за этим «стоят более глобальные проблемы».

Сегодня малоимущим гражданам в глубинке продукты также доставляют волонтеры. Доставкой такой адресной помощи совместно с продовольственным фондом «Русь», в частности, занимается Николай Романенко из Торжка. В первую очередь продуктами они помогают тем, у кого просто недостаточно средств на их покупку, но для многих жителей деревень, в которых он бывал, автолавки по-прежнему «остаются единственным спасением», говорит доброволец. В этом случае особенно остро проблема стоит в несезон.

«Зимой автолавки, к сожалению, бывает, не доезжают, потому что дорога ужасно чистится. Когда ее заметает снегом, люди вынуждены сидеть без еды. Поэтому многие зимой запасаются надолго вперед, опасаясь, что, если автолавка не приедет, они останутся без еды», — рассказывает «Известиям» активист.

Автор цитаты

Программа фонда «Русь» рассчитана на помощь нуждающимся людям, проживающим в глубинке. В фонде «Известиям» пояснили, что в числе получателей помощи были те, кто в силу места своего проживания не имел доступа к магазину или автолавке, но уточнили, что сотрудники целенаправленно не собирали информацию о доступности для них магазинов или торговых точек.

Еще не мертвая тишина: как живут последние обитатели заброшенной деревни

Нине Ивановне, узнице немецких лагерей, 93 года. Около 20 лет она и ее дочь провели без света и практически отрезанными от мира

Однако и к самим автолавочникам у местных жителей, по его словам, вопросы тоже есть.

«Бабушки и дедушки, с которыми мы общались, говорят о том, что, во-первых, в автолавках цены гораздо выше, чем в городе, а во-вторых, еду привозят не первой свежести уже. Представьте, область большая, и пока автолавка доедет до самого дальнего села, там может быть уже не хлеб, а сухари. Да и в целом ассортимент небольшой у них. Это не городской магазин, там что привезли, то и берешь», — продолжает собеседник издания.

200 рублей за плюшку

С точки зрения предпринимателей автолавки являются скорее социальным бизнесом — выгоду от поездок в небольшие населенные пункты, в каждом из которых покупателей раз-два и обчелся, получить практически невозможно, указывает Юрий Кацнельсон, президент Гильдии пекарей и кондитеров.

Автор цитаты

«Предположим, у меня есть такая автолавка и мне надо отвезти на ней продукты на 30 или 40 км. Мы понимаем, что это расходы на топливо, на эксплуатацию машины. При этом на самих продуктах питания я получу в итоге три копейки. Никто не будет платить 200 рублей за плюшку, это всем понятно. А кто мне эти затраты компенсирует?» — рассуждает он.

В результате люди закладывают эти расходы — вместе со средствами, вложенными в установку необходимого оборудования, которое закон в равной степени требует от всех торговых точек, — в стоимость продуктов, вызывая недовольство жителей высокими по сравнению с «городом» ценами.

хлеб

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

При этом на федеральном уровне ни поблажек для предпринимателей, работающих в этой сфере, ни каких бы то ни было субсидий не предусмотрено, отмечает собеседник издания. Механизмы, подобные тому, которым воспользовалась администрация в Больших Горах, действуют пока только в отдельных регионах.

«В некоторых регионах государство доплачивает за 11-й км: это значит, что тем, кто возит на расстояние более 10 или 11 км, государство частично компенсирует расходы на бензин. Но и то, после предоставления всех необходимых справок и документов, уже постфактум — получается своего рода кредит со стороны малого бизнеса. К тому же деньги на эти компенсации закладываются небольшие. Но уже за эти меры региональным администрациям искреннее спасибо, это очень хорошо, это надо поддерживать», — отмечает Юрий Кацнельсон.

Вернуть жизнь ухватом: зачем жители создают музеи умирающих деревень

Попытки сохранить народную память нередко помогают вдохнуть жизнь в русскую глубинку

«Сами придут и за 10 км»

Иногда такие доплаты вводятся и нижестоящими властями — в Карелии, например, на региональном уровне такие компенсации пока не введены, рассказывает Татьяна Степанова. Заключать договоры на возмещение транспортных расходов они начали сами, чтобы как-то привлечь частников в деревню, после того как несколько предпринимателей, попробовавших наладить там торговлю после закрытия магазина, разорились. И хотя договор заключается официально, в администрации до сих пор не уверены, что все делают правильно — все-таки на республиканском уровне такой практики пока не введено.

Есть и другая сложность: заключить договор администрация может только с юридическими лицами или ИП, но из-за дополнительных расходов, которые подразумевает торговля по всем правилам, многие просто не хотят идти на официальное оформление. Особенно если речь идет не о действующей автолавке, а об одной частной машине, которая сможет возить продукты из видлицкого магазина в Большие Горы.

«Зачастую в стационарных сельских магазинах торговля, скованная законами (о торговле, кассовой дисциплине и торговле алкоголем. — «Известия»), ужимается и как минимум на 30% уходит в тень. Проще заплатить ОБЭП штраф на карман и продолжать торговлю из-под прилавка алкоголем и незаконно приобретенным товаром. Выездная торговля здесь будет бременем: [торговцы исходят из того, что] если люди захотят есть-пить, сами придут в магазин и за 10 км», — подтверждает Андрей Калашников.

хлеб

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Сейчас автолавку в Большие Горы вновь удалось организовать, но долго ли она проездит — неизвестно. При этом, несмотря на то что по закону непосредственно за снабжение жителей продуктами сельская администрация ответственности не несет, оставить людей без возможности самостоятельно купить продукты там не могут. Дать муниципальным властям дополнительные инструменты по привлечению в село малой торговли могло бы введение специальных субсидий, грантов или других мер поддержки, предполагает Татьяна Степанова. Согласны с ней и другие собеседники издания.

Не к селу лечение: в 85% деревенских медпунктов нет оборудования

Не хватает дефибрилляторов, анализаторов уровня холестерина и кислородных ингаляторов

«Если нет возможности дать денег, помогите немного в «нормативке», напишите под него (бизнес, работающий в этой сфере. — «Известия») дополнительный приказ, помогите, в конце концов, с пиаром и рекламой», — рассуждает Юрий Кацнельсон.

Отчасти, по его мнению, упростить работу таких предпринимателей может принятие закона «О нестационарной торговле», разработанного в Минпромторге — по нему для мобильных торговых точек предлагается ввести отдельные правила. Документ внесли в Госдуму в конце 2018-го года. Согласно данным, опубликованным на сайте Государственной думы, парламентарии должны были рассматривать его в начале 2019 года, однако затем рассмотрение было сперва отложено, а затем перенесено. Теперь на сайте профильного комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству он указан в списке документов, с работы над которыми парламентарии должны начать работу осенью, после выхода с каникул.

Источник: iz.ru