В 2020 году папарацци, как и представители почти всех остальных профессий, чья работа подразумевает конкретный контакт с человеком, оказались в сложном положении. Настигшая мир эпидемия коронавируса на несколько месяцев вышибла их из колеи, лишив способности заниматься возлюбленным делом в обычном для их формате. В то время как офисные работники расслабленно перебежали на удаленку, а преподаватели освоили Zoom и стали вести уроки онлайн – что оставалось созодать фотографам? Оказывается, то же самое. И тут на помощь вновь пришли высочайшие технологии.

Одним из первых, кто занялся бесконтактной фотосъемкой в разгар пандемии, стал итальянский фотограф Алессио Альби. Лишенный способности лично контактировать с моделями, он начал созваниваться с ними в приложении FaceTime и созодать снимки экрана. Итог затмил все ожидания: фото, изготовленные Альби в процессе таковых онлайн-съемок, смотрятся вправду впечатляюще и уступают его прежним работам разве что в качестве изображения.

Весьма скоро онлайн-фотография стала модным трендом, и на данный момент редчайший фотограф отрешается от таковой способности. Невзирая на то, что почти все страны уже начали снимать ограничения, а их обитатели – интенсивно выходить на улицу, удаленная съемка продолжает быть животрепещущей. О том, как верно выставить свет, подобрать подходящий ракурс, а основное – работать с моделью на расстоянии, в интервью «МИР 24» поведали проф папарацци из различных уголков Рф.

Мария Ионова-Грибина, Москва «Я решила снимать людей, которые захворали коронавирусом»

Мария Ионова-Грибина живет в Москве и занимается фото уже 20 лет. Ее работы нередко можно узреть на выставках современного искусства и в личных коллекциях как в Рф, так и за рубежом. Мария не только лишь делает потрясающие снимки, да и учит этому остальных: с 2007 по 2012 год она преподавала в Столичной академии фото, а на данный момент читает лекции в Школе современного искусства «Вольные мастерские». Почти все знают Марию по ее проектам, изготовленным для разных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы). Любая фото для нее – это целая история чьей-то жизни, запечатленная в мгновении.

Когда в Москве ввели режим самоизоляции, Мария решила не прекращать снимать, а перевести любимое дело на «цифровые рельсы». Вообщем, в этом деле ни она, ни Алессио Альби велик не изобрели, признается она: оказывается, дистанционную съемку выдумали давным-давно.

«Если гласить о истории и истоках дистанционной фотосъемки, то это 1970-е годы, когда папарацци стали переснимать экран телека, – ведает Мария. – А в марте 2020-го этот метод стал просто нужной реальностью – уже не для концепции, а поэтому что по-другому нереально. Я как педагог фото не один раз говорила своим студентам о проектах различных фотографов, изготовленных при помощи видеосвязи. Но меня лично этот метод не очень заинтересовывал, поэтому что у остальных создателей он был, быстрее, связан с некоторой концепцией: это или проекты про дела на расстоянии, или про исследование виртуальной действительности, или про связь через веб и т.д.».

Но когда в марте ее съемки начали отменяться одна за иной, Мария задумалась. Кроме фото она мастерски занимается живописью, и в этом плане не очень пострадала из-за карантина. Но заказы на фотосъемку от личных лиц и СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) были значимым источником дохода, а впереди – ожидала неизвестность. Тогда и она отважилась испытать онлайн-съемку.

«И я написала знакомым фоторедакторам о том, что я могу испытать снимать для их что-то онлайн, поэтому что материалы все равно необходимо будет продолжать иллюстрировать, – гласит женщина. – Они согласились и стали давать какие-то темы», – гласит женщина.

Итог затмил все ожидания: период самоизоляции не попросту дозволил ей еще более раскрыть свои способности, да и подарил новейшие идеи для творчества. Мария сделала у себя в Facebook большенный проект под заглавием #covidrealpeople: она снимала портреты заболевших, записывала их истории и выкладывала у себя на странице. С течением времени героями Ионовой-Грибиной стали не только лишь переболевшие ковидом, да и докторы, санитары, иммунологи, специализирующиеся разработкой вакцины и др. За несколько месяцев карантина проект очень разросся и собрал огромное количество положительных отзывов.

«Началось это с того, что в моей ленте в Facebook то и дело появлялись люди, которые не верили в коронавирус, гласили о том, что это раздутый медиа скандал и т.д., – разъясняет Мария. – К огорчению, такие люди есть до сего времени, но их существенно меньше, а тогда было много. Я стала созодать проект в главном из-за таковых людей, поэтому что у меня много друзей, которые живут в Европе, Америке, и я лицезрела, что ситуация суровая, сначала марта у меня уже начали болеть 1-ые знакомые. Еще до объявления режима самоизоляции я забрала малыша из детского сада, старшие малыши тоже не стали посещать школу, и как раз в тот момент отменили съемки. И я решила, что буду снимать онлайн людей, которые захворали коронавирусом, и буду выкладывать их в собственном Facebook для того, чтоб демонстрировать настоящие истории настоящих людей».

Перебегать из офлайна в онлайн было тяжело, потому что Мария – специалист со стажем, она стремительно приноровилась к новеньким условиям.

«Поначалу, когда ты лишь начинаешь снимать, для тебя весьма неловко: ты не можешь сам подвинуться с камерой, сам сфокусироваться, не можешь одномоментно перевести камеру и надавить на клавишу в определенный момент, поэтому что все вправду чуть-чуть по-другому. Но как ты ко всему этому привыкаешь (а я за этот период времени сделала уже наиболее 100 съемок и потому могу смело о этом гласить), то понимаешь, что таковая съемка все равно весьма похожа на обыденную. Просто помощником фотографа становится тот человек, которого фотографируют, или некий ассистент – это тот, кто на физическом уровне передвигает камеру. А я так же выстраиваю кадр, так же работаю со светом, с композицией, с ракурсом. Естественно, я ограничена определенной камерой на устройстве человека, другими словами я не могу поменять фокусное расстояние, настроить экспозицию либо поменять объектив. Но в остальном я не ограничена», – разъясняет Мария.

Один из важных качеств дистанционной фотосъемки, который различает ее от обыкновенной – это общение фотографа и модели. И тут препятствием могут стать конкретно технические проблемы.

«Почти все зависит от свойства видеосвязи: если она нехорошая, звук запаздывает, мы друг дружку не слышим, то и мне тяжело, и человек начинает раздражаться, поэтому что он не осознает, что ему созодать и что происходит, – разъясняет Мария. – Еще почти все зависит от того, работаешь ты с передней камерой либо с обыкновенной, лицезреет себя человек либо нет. Я предпочитаю, чтоб меня человек не лицезрел, поэтому что процесс съемки выходит наиболее интимным: когда человек меня не лицезреет, он наиболее открыт – и в особенности если он к тому же не лицезреет себя на дисплее телефона. Но бывает по-разному: время от времени я вижу, что человеку проще, если он меня лицезреет в телефоне. Я это чувствую, тогда и просто включаю свою камеру».

Есть три главных метода онлайн-съемки: можно созодать снимок экрана экрана, применять функцию Live Photo в приложении FaceTime (лишь при съемках на IPhone и Mac) или снимать экран планшета, ноутбука либо компа на профессиональную камеру. Любой фотограф выбирает тот метод, который ему комфортен.

«Потому что я вначале начала снимать собственный проект фотокамерой (Live Photo – это замечательно, но IPhone есть не у всех), я выбираю или камеру, или снимок экрана. Но снимок экрана, как мне показалось, дает очень плоскую картину, и с эстетической точки зрения мне больше приглянулась съемка на камеру. В съемках для СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) я использую все три метода. И на данный момент еще возникли приложения для фотографов, которые разрешают управлять чужим телефоном – в итоге я получаю рисунки свойства телефона другого человека. Но это пока лишь для IPhone», – гласит Мария.

При всем этом несовершенное качество отображения ее полностью не смущает:

«Я считаю, что дело не в качестве, поэтому что и ранее папарацци снимали, к примеру, на зернистую пленку либо с какой-либо специфичной оптикой типа монокля», – парирует Ионова-Грибина.

Любовь Федорова, Томск «Чувство, как как будто сходила в гости»

Любовь Федорова живет и работает в Томске, но за крайние несколько месяцев «ареал» ее работ нежданным образом расширился. Не так давно она провела фотосъемку на связи с Римом. «Преодолеть» три тыщи км и создать потрясающие снимки, не выходя из дома – когда-то она и пошевелить мозгами не могла, что такое будет может быть. Но сейчас это ее будни: уже без обычной камеры, вспышки и штатива. Все, что необходимо – это телефон, пара приложений для видеосвязи и человек на той стороне экрана.

«Я занимаюсь дистанционной съемкой уже практически два месяца, – ведает Любовь. – Никакой особенный пример меня не вдохновил на это, я, быстрее, схватила эту волну. В Instagram я подписана на различных фотографов, увидела какие-то работы и просто помыслила: «Почему не испытать?». Так и случилось. Я позвала одну из моих моделей, и было весьма приятное чувство опосля. Не только лишь от результата.

Меня не покидало чувство того, что я как как будто сходила в гости. Мы «прогулялись» по квартире, поменяли локацию, поболтали и посмеялись. И было чувство, что мы не попросту сделали съемку, а реально отлично провели время совместно. И это работает не только лишь со знакомыми. Это то, что я себе открыла в схожем типе фотосъемки: ты не попросту узнаешь человека – он тебя пускает, на самом деле, к для себя домой, и у тебя есть шанс выяснить не только лишь саму личность, а к тому же узреть вот этот уголок, в каком он живет, ту атмосферу, которую он там делает. Это все-же что-то заветное и в некий степени родное, даже интимное».

Процесс подготовки к фотосессии остался прежним, ведает женщина. Тут все зависит от того, какой будет съемка – коммерческой либо творческой.

«В коммерческой съемке клиент обычно обращается ко мне с определенным запросом, и у меня, обычно, следует такое требование: чтоб человек, кроме словесного разъяснения, как-то дополнил это разъяснение к тому же каким-то контентом, который будет отражать его идею. Это быть может ряд изображений либо видеофильм, в каком приглянулись цвета, настроение, атмосфера. Кто-то даже музыку прилагает. Если гласить о творческой съемке, тут обычно мысль исходит от меня. Я сама подбираю модель, мы обговариваем идею, и в любом случае я составляю референс, чтоб модели было понятно, что мы совершенно делаем, чтоб она могла осознать, как действовать и что от нее будет требоваться. В коммерческой съемке референс, который прилагает мне клиент, я стараюсь дополнять какими-то изображения, видеорядом, музыкой для того, чтоб человек, который обращается ко мне с запросом, осознавал, что его восприятие я «словила», я сообразила, что он желает. Это необходимо и для спокойствия клиента, и для моего спокойствия, что я верно сообразила запрос», – разъясняет Любовь.

Опосля проработки идеи фотограф и клиент начинают мыслить о ее реализации.

«Мы смотрим локации в квартире, смотрим, какие условия в этих локациях: свет, инвентарь, какие-то объекты, цвета – это весьма принципиально. Мы продумываем одежку, которая будет на модели, исходя из того, что у нее есть, думаем, какой будет мейкап, какая прическа, может быть, какие-то девайсы – все это принципиально», – отмечает Любовь.

Один из залогов удачной фотосъемки – верно выставленный свет. В критериях онлайна работать с ним еще труднее, потому приходиться экспериментировать.

«Квартиры бывают различные, и в главном мы, естественно, отталкиваемся от способностей модели. У кого-либо есть искусственный источник света. Но почти всегда такового нет, и искусственный свет ограничивается лампами, торшерами – другими словами это обыденный комнатный свет. Но, обычно, искусственный свет и не нужен: съемки проходят почаще всего в дневное время, и света из окна – благо, у нас на данный момент там солнце – полностью хватает. И с сиим можно придумать просто уйму всего», – разъясняет женщина.

Как верно выставить кадр – очередной принципиальный вопросец, который нужно решить фотографу.

«Тут я обращаю внимание на два момента, о которых ты и не думаешь во время офлайн-съемки, поэтому что это не надо. Существенно упрощает работу наличие селфи-палки. Если она есть, то, естественно, еще легче управлять телефоном – от того, как модель его расположит, зависит кадр. И благодаря как раз-таки такому приспособлению, как селфи-палка, телефон можно наиболее верно зафиксировать: ты буквально уверен, что он никуда не съедет и будет размещаться под определенным углом, как ты хочешь. Когда селфи-палки нет, тогда, естественно, приходится включать фантазию: подпирать телефон книгой, ставить на что-то мягкое, где он будет наиболее устойчив, и т.д. Но в любом случае наличие селфи-палки – это просто must have для онлайн-съемок. Ну и 2-ой момент, как нетрудно додуматься – это приложение на телефоне. Здорово, что на данный момент, в нашем информационном веке, у нас есть таковой большенный выбор: FaceTime, Zoom, WhatsApp, ВКонтакте, и даже Skype употребляется для онлайн-съемки. Вдаваться в то, какое из их лучше, я даже не буду, поэтому что у всего есть свои плюсы и минусы, и зависит весьма нередко от ситуации – у кого что есть», – гласит Любовь.

Почаще всего она предпочитает созодать снимки с помощью снимков экрана. Любовь считает, что во время съемки принципиально, чтоб модель могла созидать себя. В качестве приложения для связи женщина употребляет Zoom.

Перед съемкой Люба постоянно просит модель о 2-ух вещах: включить режим «не тревожить» и вполне зарядить телефон. Когда эти условия соблюдены, можно приступать к фотосессии.

«Обычно все начинается с каких-либо обычных поз. Обычных не в том плане, как их вижу я, а обычных для модели, чтоб ей было уютно. Тут принципиально не выстроить модель так, как я лицезрела на картинке, поэтому что это может совсем не ее история. Принципиально отдать модели осознать, что тут можно. Тут можно быть собой, тут можно встать так, как ты ощущаешь. Естественно, кое-где что-то я подправлю, и о этом я обычно говорю, но сущность в том, чтоб сделать такую очень удобную друг для друга атмосферу, в какой мы оба можем словить творческий «поток», – гласит Любовь.

При всем этом она отмечает: непринципиально, коммерческую вы проводите съемку либо некоммерческую – если вы снимаете портрет, то в любом случае основная сущность вашей работы – это отразить ваше видение человека, находящегося перед вами.

«Пока он играет, он не тот, кто он есть. И если я его выстраиваю по шаблонам, он тоже не тот, кто он есть. Вот когда он очень расслабляется, когда он ощущает, что можно довериться, и я его вижу в его обличье, я передаю уже свое восприятие. Конкретно потому весьма принципиально не гнаться за обычными позами, за какими-то мануалами по позированию и т.д. Принципиально сделать атмосферу доверия: тут можно ощущать себя и показываться себя таковым, каким я являюсь», – подчеркивает Любовь.

Как и почти всех остальных фотографов, сначала Любовь слегка настораживало свойство снимков, изготовленных удаленно. Но с течением времени она сообразила: в фото это – не основное.

«Давайте просто задумаемся: мы практически любой денек делаем снимки на телефон, выкладываем их либо печатаем, – гласит женщина. – И для кого-либо эти снимки не наименее дороги, чем изготовленные на проф камеру. Все мы когда-то снимали на мыльницы, и даже на данный момент есть отдельное направление съемки конкретно на пленку. И до сего времени это направление ценится – буквально так же, как и онлайн съемка. И, может быть, в предстоящем у такового вида съемки есть перспективы. И основное, что такие снимки, которые мы делаем любой денек, выкладываем в социальные сети либо печатаем, находят отклик у нас, у наших друзей, знакомых, у людей, которые нас окружают. И это круто! Это как раз-таки показатель того, что свойство снимков не настолько принципиально – принципиально то, что мы желаем с помощью их передать. И какая разница, делаем мы это на профессиональную камеру либо на обыденную камеру телефона?».

По воззрению Федоровой, браться за онлайн-съемку стоит не только лишь опытным, да и начинающим фотографам, которые еще не до конца акклиматизировались с камерой.

«Я могу совсем буквально советовать людям, которые желают испытать себя в фото, пойти «пощупать» конкретно онлайн-съемку. Не зацикливаться на качестве снимков, не мыслить: «Как я все это буду обрабатывать?», «Как это будет в конце смотреться?». Тут принципиально проработать коммуникацию, потому что коммуникация – это одно из таковых звеньев, над которым принципиально работать фотографу, кроме техники съемки, кроме умения обращаться с камерой, кроме обработки и проработки собственного личного стиля съемки. Если коммуникация не выстроена, весьма трудно донести до модели, чего же ты совершенно от нее хочешь. И для меня было огромным открытием, когда я проводила свою первую съемку, что ты больше работаешь не над тем, как камеру расположить. Ты думаешь больше о том, какую картину ты видишь: вот у нас есть модель, вот она на данный момент себя так ощущает. Необходимо ее как-то расположить к для себя, сделать доверительную атмосферу. При всем этом еще смотреть за кадром: что у нас есть в кадре, как модели встать, как оборотиться. А вправду ли ты удовлетворен тем, что видишь? Не надо ли некое движение слегка подправить? Вот такие детали можно проработать, как раз прибегнув конкретно к онлайн-съемке», – разъясняет Любовь.

Мария Инькова, Санкт-Петербург «Мы приходим к новенькому зрительному языку»

Марии Иньковой съемки на расстоянии дозволили побывать в Нидерландах, Англии и увидеться с сестрой, которая живет в другом городке – с нее женщина начала свои опыты в онлайн-фотографии.

«В первый раз я попробовала таковой вид съемки на карантине: увидела, что это актуализировалось в Instagram, и решила, что тоже желаю испытать. Здорово, что сейчас все равны в технике и в критериях работы, и решает уже не фотоаппарат, а твое видение. Я вдохновилась работами остальных фотографов, и мне было любопытно испытать это, поэтому что таковая съемка дозволяет побывать в остальных городках и странах. У меня есть сестра-подросток, она живет в другом городке, и я начала с нее. Мы пообщались, пофотографировались, и на ней я протестировала все это», – ведает Мария.

Сейчас в мире существует масса фотопроектов, завязанных конкретно на онлайн-съемке.

«К примеру, есть папарацци, которые делали снимки экрана камер внешнего слежения. Также есть Гугл Street View, где папарацци тоже делали снимки экрана под определенную тему. В связи с карантином это сделалось не только лишь развлечением, да и настоящим делом, поэтому что папарацци вправду остались без офлайн-работы.

Самое увлекательное в дистанционной съемке для меня – то, что это даже доверительнее со стороны модели по отношению ко мне, чем при обыкновенной съемке, поэтому что тот, кого я снимаю, пускает меня в свое место, хоть и в цифровое. Обычно съемка происходит дома: человек включает камеру, и я одномоментно попадаю в его комнату, мы гуляем по квартире в поисках наилучших ракурсов. И мне кажется, это конкретно про доверие, поэтому что не всякого стороннего человека ты пустишь в собственный дом. И в этом есть какая-то «цифровая» близость», – гласит Мария.

Во время карантина женщина созванивалась как со знакомыми, так и с полностью незнакомыми людьми, и каждый раз старалась установить с ними некоторый «духовный контакт».

«Самое сложное для меня – это то, что сейчас необходимо много гласить. На площадке я обычно мало разговариваю и каких-либо точных указаний не даю. Мой стиль съемки таковой, что я, быстрее, наблюдаю за человеком – направляю его, естественно, но не говорю «поставь руку так» и т.д. Это больше таковой lifestyle-репортаж. В офлайне же я могу невербально что-то показать, и человек меня усвоит без слов. Здесь это, естественно, не совершенно может быть, и приходится больше гласить. Не считая того, ты должен ориентироваться в комнате, в какой ты не был. Это любопытно, но лично у меня отбирает много сил, поэтому что здесь необходимо вполне отдать человеку аннотацию: что созодать, где лучше свет и т.д.», – ведает Мария.

Она перепробовала различные способы съемки и в итоге тормознула на снимках экрана и фотографировании экрана.

«В главном я делаю снимки экрана и снимаю различными объективами экран собственного ноутбука. Я весьма люблю абстрактные фото, которые похожи на картины, незначительно сюрреалистичные. Потому мне нравится снимать экран, в каком можно, к примеру, изловить некое отражение. Время от времени я использую русские объективы, они дают весьма увлекательную картину. И, совершенно, в целом я люблю снимать с расфокусом, и время от времени даже неясно, что я делала снимок не в действительности», – улыбается Мария.

На данный момент, когда карантин сняли, у нее сделалось меньше онлайн-съемок: частично люди утратили к ним энтузиазм, ну и активности в офлайне у всех прибавилось. Невзирая на это, женщина убеждена: этот вид фото пока далековато не изжил себя:

«Я думаю, что этот формат может употребляться для каких-либо целей. Я понимаю, что некие бренды на данный момент снимают свои лукбуки дистанционно. И мне кажется, что мы наконец приходим к какому-то новенькому зрительному языку, где не так принципиальна одичавшая детализация. На данный момент есть спрос на слегка халатное изображение. Потому я не исключаю того, что буду продолжать снимать в этом формате».

Добавить комментарий